Elettracompany.com

Компьютерный справочник
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инклюзивное обучение в общеобразовательной школе

Инклюзивное образование в школе

При пользовании «Инфоуроком» вам не нужно платить за интернет!

Минкомсвязь РФ: «Инфоурок» включен в перечень социально значимых ресурсов .

Кучаева Юлия Юрьевна, учитель информатики I кв.кат.

МОАУ «СОШ № 56 имени Хана В.Д. с углубленным изучением русского языка, обществознания и права» г.Оренбурга

Инклюзивное образование в школе

Инклюзивное образование (включающее) – это образование, при котором все дети, несмотря на свои физические, интеллектуальные и иные особенности, включены в общую систему образования и обучаются в общеобразовательных школах вместе со своими сверстниками.

Инклюзия означает раскрытие каждого ученика с помощью образовательной программы, которая достаточно сложна, но соответствует его способностям.

Инклюзия учитывает потребности, также как и специальные условия, и поддержку, необходимые ученику и учителям для достижения успеха.

работает над улучшением образовательных структур, систем и методик для обеспечения потребностей всех детей;

является частью большой стратегии по созданию общества, принимающего всех;

является динамичным процессом, который постоянно в развитии;

признает, что все дети могут учиться.

По экспертным оценкам в настоящее время 1,6 млн. детей, проживающих в Российской Федерации (4,5% от их общего числа), относятся к категории лиц с ограниченными возможностями и нуждаются в специальном (коррекционном) образовании, соответствующем их особым образовательным потребностям.

Получение детьми с ограниченными возможностями здоровья и детьми-инвалидами образованияявляется одним из основных и неотъемлемых условий их успешной социализации, обеспечения их полноценного участия в жизни общества, эффективной самореализации в различных видах профессиональной и социальной деятельности.

Долгое время государственная политика была ориентирована на содержание детей с ограниченными возможностями в интернатах, обучение и воспитание таких детей исключительно в условиях специального (коррекционного) образовательного учреждения.
Многие специалисты отмечают, что часто юноши и девушки, получившие общее полное образование в специальных учреждениях, трудно адаптируются к получению профессионального образования в обычных образовательных учреждениях. По мнению экспертов, это ведет к углублению неравенства людей с ограниченными возможностями здоровья.

Реализация интегрированного (инклюзивного) подхода выступает в качестве гуманистической альтернативы специальному обучению.

Инклюзивное образование использует гибкий подход к преподаванию для удовлетворения различных потребностей в обучении. Как показывает российская и международная практика, обучение становится более эффективным, и выигрывают от этого все дети. Это делает особенно актуальным вопрос развития инклюзивного образования на уровне общеобразовательной школы.

«Образование для всех»

Фундаментальный принцип «образование для всех» состоит в том, что каждый человек должен иметь возможность учиться.

Основополагающий принцип инклюзивного образования все люди должны иметь возможность учиться вместе, независимо от каких-либо трудностей, имеющихся на этом пути, или различий в способности к обучению, которые они могут иметь.

Адресатами инклюзивного образования являются люди с ограниченными возможностями здоровья, и инвалиды – лишь одни из них.

Включающее образование базируется на восьми принципах:

Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.

Каждый человек способен чувствовать и думать.

Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.

Все люди нуждаются друг в друге.

Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.

Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.

Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут.

Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Три аспекта развития инклюзии:

Создание инклюзивной культуры.

Построение школьного сообщества. Принятие инклюзивных ценностей.

Разработка инклюзивной политики.

Развитие школы для всех. Организация поддержки разнообразия.

Развитие инклюзивной практики.

Управление процессом обучения. Мобилизация ресурсов

Условия организации успешного обучения и воспитания
детей с ограниченными возможностями здоровья

Создание адаптивной среды , позволяющей обеспечить полноценное включение и личностную самореализацию в образовательном учреждении.

Создание в образовательном учреждении общего типа надлежащих материально-технических условий , обеспечивающих возможность для беспрепятственного доступа детей в здание и помещения ОУ и организации их пребывания и обучения в этом учреждении (пандусы, лифты, специально оборудованные учебные места, специализированное , реабилитационное, медицинское оборудование и т.д.).

Обучение и коррекция развития детей с ограниченными возможностями здоровья должны осуществляться по образовательным программам, разработанным на базе основных общеобразовательных программ с учетом психофизических особенностей и возможностей таких обучающихся.

Необходимо комплексное психолого-педагогическое сопровождение ребенка с ограниченными возможностями здоровья на протяжении всего периода его обучения в ОУ общего типа.

Необходима специальная подготовка педагогического коллектива ОУ общего типа в соответствии со спецификой учебно-воспитательной и коррекционной работы.

В целях обеспечения освоения детьми с ограниченными возможностями здоровья образовательных программ целесообразно ввести в штатное расписание ОУ общего типа дополнительные ставки педагогических (учителя-дефектологи, учителя-логопеды, педагоги-психологи, социальные педагоги, воспитатели и др.) и медицинских работников.

Для обеспечения эффективного включения детей с ограниченными возможностями здоровья в ОУ общего типа, важное значение, имеет проведение информационно-просветительской, разъяснительной работы по вопросам, связанным с особенностями образовательного процесса для данной категории детей, со всеми участниками образовательного процесса – обучающимися, их родителями, педагогическими работниками.

Инклюзивное образование требует поддержки со стороны команды профессионалов

В идеале такая команда состоит из:

Педагога, психолога, логопеда, дефектолога, тьютора, социального работника, врача-педиатра, специалистов по охране и гигиене труда, ассистента педагога (сопровождающего).

дети с особыми образовательными потребностями часто признаются необучаемыми;

большинство учителей и директоров массовых школ недостаточно знают о проблемах инвалидности и не готовы к включению детей-инвалидов в процесс обучения в классах;

родители детей инвалидов не знают, как отстаивать права детей на образование и испытывают страх перед системой образования и социальной поддержки;

архитектурная недоступность школ, учреждений.

Для введения инклюзии недостаточно наличия только самих школ и дошкольных учреждений, пусть даже полностью оборудованных, доступных и с обученным персоналом.

Необходимо подготовить позитивное общественное мнение всех родителей о совместном обучении детей. Наряду с этими условиями, должна быть приспособлена к потребностям инвалидов городская среда (включая транспорт).

Важным является также адекватная поддержка семей с детьми-инвалидами.

От милосердия и благотворительности надо переходить к равноправному партнерству с инвалидами, их семьями и представляющими их общественными организациями.

Очень важно понять:

При создании инклюзивных школ, школ нового типа , дети привыкают к тому, что мир – разнообразен, что люди в нем – разные, что каждый человек имеет право на жизнь, воспитание, обучение, развитие.

Для человека не существует более чудовищного наказания, чем быть предоставленным в обществе самому себе и оставаться абсолютно незамеченным (У. Джеймс).

Как организовать инклюзивное образование в обычной школе

В современном мире растет число детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). По Закону «Об образовании в РФ» они могут обучаться в любой школе по месту жительства.

Однако не всегда образовательная организация может предоставить адекватные условия, и в этом случае целесообразно прибегнуть к сетевому взаимодействию, чтобы привлечь ресурсы и услуги специалистов других учреждений на договорной основе. О том, как это лучше сделать, рассказывает заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы № 29 Энгельсского муниципального района Саратовской области, модератор творческой группы Федеральной инновационной площадки Центра образования «Школа здоровья № 1679» (Москва) Елена Дробышева.

– Ваша школа имеет опыт сетевого взаимодействия с разными организациями. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– В нашей школе из 719 учащихся 150 детей с ограниченными возможностями здоровья, в том числе 56 имеют статус инвалида.

Это ребята разных нозологических групп: с нарушениями интеллекта, расстройством аутистического спектра, задержкой психического развития и сочетанными нарушениями (в том числе тяжелые множественные нарушения развития). Поэтому мы по праву считаем себя инклюзивной школой. Два года назад мы начали выстраивать модель межсетевого взаимодействия, стали осуществлять совместную деятельность с разными учреждениями на договорной основе, причем не только нашего муниципального района, но и организациями и учреждениями Саратовского и других регионов. Сейчас в нашу сеть входят разные организации всех уровней образования – от дошкольных учреждений до политехникума, а также региональная общественная организация инвалидов города Саратова «Ты не один», Центр образования «Школа здоровья № 1679» (Москва), лицей № 1 имени К. С. Отарова города Тырныауза Эльбрусского района Кабардино-Балкарской Республики.

– С какой целью выстраивается такое взаимодействие? Какую функцию выполняет каждая организация в сети?

– Учреждение, вступившее на путь межсетевого взаимодействия, должно проанализировать, для каких целей нужен данный вид сотрудничества, каких результатов вы хотите достичь, какие проблемы решить, каких специалистов привлечь на договорной основе. Приведу конкретные примеры.

В вашем учреждении не созданы условия для аттестации детей с легкой степенью умственной отсталости. Для них предусмотрен экзамен по профессионально-трудовому обучению, практическая часть которого проходит в мастерских. Если в вашем учреждении нет оборудованных мастерских, вы можете заключить договор с другой организацией, где такие мастерские есть. В таком случае обучающиеся могут посещать практические занятия в этом учреждении и там же проходить процедуру аттестации. Например, наша школа заключила договор с политехникумом и коррекционной школой для решения этой задачи.

Благодаря планам совместной работы в рамках межсетевого взаимодействия мы оказываем консультативную, методическую помощь педагогам, получаем рекомендации медицинских работников, врачей-специалистов, проводим совместные праздники, посещаем внеклассные мероприятия в других учреждениях.

– Сегодня в школу приходят дети с самыми разными заболеваниями. Как сетевое взаимодействие помогает организовать для них помощь?

– Если в вашем учреждении обучаются дети с интеллектуальными нарушениями, то им нужен постоянный контроль врача-психиатра, слабовидящим детям – консультации офтальмолога, детям с нарушениями опорно-двигательного аппарата – ортопеда. Такую разнообразную медицинскую помощь реально обеспечить только на договорной основе с поликлиникой или другим близлежащим медицинским учреждением, и тогда специалист регулярно наблюдает таких детей. Целесообразно заключить договор со специалистами центральной или территориальной психолого-медико-педагогической комиссии либо центрами практической психологии с целью получения консультативной помощи или приглашения специалистов на заседания консилиума в своем учреждении. Также в числе ваших партнеров могут оказаться общественные организации и благотворительные фонды, коррекционные школы, учреждения дополнительного образования, среднего профессионального образования, молодежные центры. Если необходимого специалиста нет в вашем городе или районе и территориальный доступ затруднен, то вы можете получить онлайн-консультацию по запросу. Сейчас такая форма дистанционного сотрудничества очень распространена.

– Как финансируется работа специалистов и организаций в рамках сетевого взаимодействия?

– Труд привлекаемого из сторонней организации специалиста оплачивается либо из фонда стимулирующих выплат, либо по договору совместного найма, либо осуществляется на безвозмездной основе по договоренности сторон. В данном случае все решают руководители образовательных организаций на местах.

– Если предположить, что все необходимые специалисты есть в штате учреждения, то как в данном случае выстраивается работа по организации психолого-педагогического сопровождения инклюзивного образования?

– В данном случае важно организовать командную работу: команда специалистов составляет «дорожную карту» мероприятий на предстоящий учебный год. А потом все эти планы координируются на совместных заседаниях. Важно отслеживать динамику развития конкретного ребенка с ОВЗ, тщательно вести документацию сопровождения. С этой целью командой специалистов нашего учреждения были разработаны кейсы коррекционно-развивающего сопровождения обучающихся с ОВЗ, где отражены все данные ребенка, собраны ксерокопии необходимых документов: протокола психолого-медико-педагогической комиссии, заключения медико-социальной экспертизы и индивидуальной программы реабилитации и абилитации (при наличии инвалидности), а также результаты обследования специалистов психолого-педагогического сопровождения, результаты внутренних мониторингов и т. п.

– Какую нормативно-правовую базу должны иметь учреждения, вступившие на путь инклюзии? Какие условия должны быть созданы?

Читать еще:  Ломоносовская школа стоимость обучения 2020 19

– Во-первых, такое учреждение должно иметь лицензию на осуществление инклюзивной практики.

Во-вторых, руководители и педагоги образовательной организации должны уметь изучать протокол, который получает ребенок после прохождения процедуры психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) и индивидуальную программу реабилитации и абилитации, которая выдается каждому ребенку-инвалиду после прохождения медико-социальной экспертизы (МСЭ). В этих документах прописаны все необходимые медицинские мероприятия или психолого-педагогическое сопровождение для ребенка и специальные условия для его обучения.

Например, для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата необходимо предусмотреть архитектурную доступность учреждения, так называемый безбарьерный доступ. В данном случае подразумевается либо отсутствие ступенек при входе в школу, либо пандус. Если в учреждении нет лифтов, то тогда следует построить расписание таким образом, чтобы ребенок с нарушениями опорно-двигательного аппарата передвигался только по первому этажу либо перемещался с этажа на этаж с помощью специальных подъемников.

В-третьих, Закон № 273 «Об образовании в РФ», СанПиН, федеральный государственный образовательный стандарт для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья (ФГОС ОВЗ) и федеральный государственный образовательный стандарт образования детей с интеллектуальными нарушениями – нормативные документы, на которые нужно опираться.

В-четвертых, подзаконные акты. Это приказ Минобрнауки России от 19.12.2014 № 1599 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья» и приказ Минобрнауки России от 19.12.2014 № 1599 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта образования обучающихся с умственной отсталостью (интеллектуальными нарушениями)».

– Как должны разрабатываться программы для обучения таких детей?

– Структура адаптированной программы одна и та же, а содержание всегда разное и зависит от нозологической группы (заболевание, отклонение в развитии), к которой относится конкретный ребенок.

При написании адаптированной программы лучше прибегнуть к услугам узких специалистов, собрать рабочую группу. Примерные программы, существующие на страницах Интернета, не всегда содержат достоверную информацию.

Кроме того, не нужно забывать о немаловажном нормативном документе – приказе Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 29 августа 2013 г. № 1008 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным общеобразовательным программам» тем учреждениям, которые имеют право на предоставление данной услуги.

– Одной из главных проблем инклюзивного образования является неготовность педагогов к принятию и обучению детей с ОВЗ.

– Прежде всего, учителям необходимо посетить психологический тренинг, который настроит на работу с такими детьми, пройти курсы повышения квалификации: если нет такой возможности в своем регионе, то такую услугу можно получить дистанционно .

На платформе сайта «Преемственность в образовании» в форме вебинаров можно посмотреть работу с каждой категорией детей: слепыми, глухими, ЗПР и т. д. Здесь обсуждаются не только теоретические основы, но и конкретные практические приемы работы, взаимодействие с семьей ребенка с ОВЗ.

Нельзя забывать и о том, что своевременно получить знания в той или иной области и консультацию грамотного специалиста крайне важно для успешной работы в области инклюзивного образования.

– Родители здоровых детей зачастую выступают против инклюзивного образования. Как перевоспитать взрослых людей с черствым сердцем и стереотипным мышлением?

– Для родителей, так же как для детей и педагогов, надо проводить уроки доброты, общешкольные мероприятия с участием детей с ОВЗ, психологические тренинги.

Данные анкетирования, проведенного в рамках работы творческой группы, показывают, что дети по-разному воспринимают своих сверстников с тем или иным ограничением здоровья. Например, проще всего им общаться с ребятами, имеющими заболевания опорно-двигательного аппарата (с ними готовы общаться около 64% школьников). С детьми, имеющими нарушения речи, слуха и зрения, изъявляют желание общаться 57,7% их здоровых сверстников. Еще меньше сверстники воспринимают ребят с умственной отсталостью (51,1%).

Следовательно, педагогам и психологам есть над чем работать.

Не менее важной задачей школы, вставшей на путь инклюзивного образования, является работа с семьей ребенка, имеющего ограниченные возможности здоровья. Мамы таких детей, как правило, уже разочарованы по причине своих неудачных попыток получить своевременную квалифицированную помощь для своего ребенка и зачастую впадают в крайности. Они окружают ребенка гиперопекой или предъявляют к нему повышенные требования, иногда и вовсе изолируют его от окружающего мира. Это может быть как благополучная, так и неблагополучная семья, стоящая на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Очень важно раннее выявление детей с ОВЗ. В некоторых регионах проводят мониторинги детей от рождения до 18 лет с целью выявления разных групп нарушений. Чем раньше начинается коррекционная помощь, тем лучше результаты будут в дальнейшем.

При правильной организации инклюзивной практики выигрывают все: здоровые дети, дети с ОВЗ, педагоги. При неправильном подходе все перечисленные категории только теряют.

«Школу ребенок не потянет, сделаем инклюзию для себя». Что мешает принять особых детей в обычные классы и группы

На протяжении восьми лет инклюзивное образование пытается встроиться в российскую школу. В инклюзивном классе должно быть не более 20% детей с ОВЗ, большее количество превращает его в спецкласс. Если учесть, что на 2019 год процент детей с инвалидностью составляет примерно 2,5% от общего числа, то в теории инклюзия становится возможной. Но что же на практике?

Безусловно, реформа об инклюзивном образовании полезная и нужная. Ее реализация – это, во-первых, включение детей с ограниченными возможностями в жизнь социума, а стало быть, начало социализации с малых лет. Нормотипичные дети в свою очередь получают навыки общения и гармоничной жизни в новом социуме, развивая терпимость, заботу и психолого-педагогические качества.

По моим наблюдениям, чем больше опыта общения с «особятами» получают обычные дети, тем более стойкими и чувствительными становятся в пубертатном и постпубертатном периоде. В дальнейшем, когда им придется выстраивать взаимоотношения в учебной и рабочей среде, приобретенная гибкость, терпимость и толерантность будут весьма кстати. Обычно в каждой детской группе все роли распределены, и всегда есть тот, кто оказывается слабее других. Когда в такой группе появляется особый ребенок – «слабый» становится сильнее и наравне со всеми заботится о том, кому реально нужна помощь.

Во-вторых, такой подход позволяет родителям увеличить социальные контакты и не замыкаться в сложностях ребенка. Это приводит к лучшему качеству жизни, открывает новые пути самореализации, возвращает человека в полноценную общественную жизнь. В-третьих, это колоссальная экономия бюджетных средств за счет закрытия специализированных школ и детских садов.

И если в инклюзивном образовании столько плюсов, то в чем тогда проблема?

Инклюзия – или инвалидизация общества?

Говоря о сложностях инклюзии, я в первую очередь рассматриваю интеграцию людей с ментальными нарушениями. Идея с инклюзией в целом хорошая, но в том виде, в котором она есть сейчас, ведет к инвалидизации всего общества, а не к реальной интеграции людей с ОВЗ. Не люди с ограниченными возможностями подстраиваются под окружающий мир, а окружающий мир подстраивается под особых людей.

К сожалению, я не видел ни одного учебного заведения, показывающего стопроцентный результат социализации детей с ментальными нарушениями. И даже тридцатипроцентный результат социализации «тяжелых» детей не видел.

Уровень тяжести, о котором я говорю, – это комплекс, куда входит уровень интеллекта, социальная ситуация (окружение ребенка, финансовые возможности семьи, психическая подготовленность родителей), физические и физиологические особенности, вовлеченность в процесс болезни и выздоровления родителей и ближайших родственников.

И здесь на первое место выходит не столько переоборудование школ пандусами, лифтами, дублирование надписей шрифтом Брайля, сколько переобучение и переподготовка педагогического состава. Безусловно, не обойтись и без общественного принятия. Именно принятия, а не выполнения поручений.

Декларируя дружелюбность к детям с особенностями, по факту мы получаем неготовность учебных заведений принимать таких детей.

Педагоги далеко не всегда понимают, как нужно действовать, в итоге рушится образовательный процесс всей группы. Зачастую дети без сложностей в поведении начинают эти сложности проявлять. Еще бы, ведь учителя уделяют гораздо больше внимания более шумным и странным ученикам, а иногда и делают некие послабления… Как результат: уровень знаний падает, а руководство школ старается перевести особенных ребят на домашнее обучение, дабы не портить статистику успеваемости и сохранить стабильность в работе учителей.

Второй важный момент – безопасность учеников как с особенностями, так и нормотипичных. Агрессии в ту или иную сторону более чем достаточно, даже один срыв может привести к серьезным последствиям.

Например, одного из моих воспитанников с особенностями развития выгнали из обычной школы из-за того, что он ударил девочку: та громко кричала на перемене, а он не смог ей объяснить, что нужно вести себя тише, и применил физическую силу. Позже очень сильно переживал, но исправлять ситуацию уже было поздно. Случай агрессивного поведения со стороны мальчика был не первый. В итоге его перевели в коррекционную школу.

Чего хотят родители детей с ментальной инвалидностью

Чего хотят родители особых детей? Того же, что и родители обычных: видеть их здоровыми, счастливыми и самостоятельными. Часть мам понимает, что ребенок никогда не сможет обучаться наравне с другими, потому в ряде случаев сами выступают против инклюзивного образования. Но стараются найти возможность общаться (играть на одной площадке, посещать кружки) с нормотипичными детьми с малых лет, что, по их мнению, приведет к формированию приемлемых социальных паттернов поведения. Как крайность, многие из таких родителей выбирают для своих детей спецшколы, а не инклюзивные классы, хотя ребенок вполне бы мог и потянуть этот вариант.

Другая крайность – «пробивные родители». Такие не находят сложностей ни в себе, ни в существенно ограниченных возможностях ребенка и направляют свою энергию не на адаптацию, а на желание получить все возможное от общества путем войны. Их кредо можно сформулировать примерно так: «Ребенок слаб, потому создайте условия для его нахождения здесь, даже если это вызывает неудобство окружающих, и наберите правильных детей, чтобы играли, не обижали и заботились».

Так или иначе родители особых детей выпадают из полноценной жизни общества. Ведь бóльшую часть времени они вынуждены искать подходящие школы и возить ребенка на дополнительные занятия, где скорректируют поведение и дадут возможность если не пообщаться, то хотя бы посмотреть, как общаются другие дети. Даже в случае с обычной школой родители особых детей все равно должны прикладывать больше усилий, чтобы помочь ребенку с интеграцией. В случае с коррекционной школой – тем более: времени «для себя» вообще не остается.

Из инклюзивных в коррекционные – и обратно

Развивающим и досуговым центрам привлечение детей с ОВЗ бьет по бюджету, а зачастую и по репутации. Ведь показать красиво детей с ментальными особенностями на фото не всегда получается, да и родители часто по старинке воспринимают инклюзивные классы и группы как советские классы коррекции, куда «спихивали» тех, кто послабее. Технологически отточенный для преподавателей и эффективный в плане показателей для родителей результат выстраивать тоже очень сложно. Да и в силу темперамента особые дети часто, как маленькие ураганы, оставляют после себя погром: расписные подоконники, обои, отломанные ручки у шкафов, сожженные инструменты…

Родителям тоже непросто: тяжело слушать жалобы на своего ребенка, легче водить туда, где скажут, что все хорошо и по сравнению с остальными он кусается не так больно, бьет не так сильно, кричит не так громко.

Читать еще:  Школа дистанционного обучения москва

Но особенные дети – это тренд, потому формально они присутствуют практически везде. На практике – в классах и залах – это скорее исключение.

Специализированным центрам перестроиться с «особят» на работу с обычными детьми также непросто. Те немногие центры, которые действительно пытаются работать с ментальными нарушениями именно в инклюзивном плане, со временем начинают испытывать дефицит в нормотипичных детях, что сводит само понятие инклюзии на нет.

С 20% детей с ОВЗ этот показатель постепенно увеличивается до 50, 80%. Как итог, эти развивающие центры закрывают свои двери для особых детей, а те, что не закрывают, начинают испытывать сложности с коррекцией и адаптацией. Так как превращаются в те же самые школы особого вида, где дети с особенностями просто не могут увидеть социального поведения.

Сейчас среди родителей особых детей популярна идея «сами организуем для себя», но процесс обычно выливается опять же в создание коррекционного центра, который дружественно относится к нормотипичным детям. Знаю случаи, когда родители особых детей объединяются в сообщества и организуют по факту коррекционные центры, называя их инклюзивными. На деле в такие центры ходят около 90% особенных и только 10% нормотипичных ребят – как правило, это братья и сестры.

Что нужно для успеха

Для успешной реализации инклюзивного образования школе или центру, принимающим ребенка с ментальными нарушениями, нужно обратить внимание на следующие моменты:

  • Безопасность для себя и окружающих. Одно дело терпимо относиться к особенностям поведения, и совсем другое – находиться в постоянном напряжении: а не случится ли сейчас что-то страшное со мной или моим другом? Повышенная фоновая тревога, как показывает практика, приводит к увеличению индивидуальной агрессии.
  • Сохранный интеллект. Речь идет не о гениальности или одаренности, а о возможности понимания причинно-следственных связей, элементарного обобщения, вычленения доминанты, следования формальной логике.
  • Заинтересованность родителей в адаптации ребенка. К сожалению, часть родителей на деле не слишком в этом заинтересованы. Кто-то от этого получает эмоциональные бонусы, кто-то материальные.

Эти три пункта – не исчерпывающие для принятия решения о приеме или не-приеме ребенка в учебное заведение. Вопрос об инвалидности и направлении в ту или иную школу решают психолого-медико-педагогические комиссии. Однако это три столпа, в зависимости от которых инклюзия возможна или невозможна в принципе.

Для успешной инклюзии – в том виде, в котором она есть, например, в некоторых странах Европы, – изменения должны быть не только в области образования, но и в области административного и уголовного права в отношении общества к людям с ОВЗ и, что очень важно, в отношении людей с ОВЗ к обществу.

Зачастую у ментальных инвалидов есть желание получать права и свободы как здоровому человеку, но в случае проступков нести ответственность как инвалид.

Родители из Испании рассказывают, что, например, если ребенок ударит тьютора в автобусе, то его лишают права ездить на общественном транспорте в течение месяца или вообще лишают посещения школы на это время. В Ирландии, также со слов родителей, особых детей с агрессией могут, по закону, исключить из детского сада, школы «за то, что много кричит и нервничает». В Швейцарии есть специальные тюрьмы для душевнобольных. У нас же размытость закона в этом смысле позволяет в некоторых случаях прикрываться болезнью, когда удобно.

В моем понимании инклюзия должна стать многоуровневой системой, где социализация начинается с раннего детства с оказанием поддержки семье. Этот процесс должен быть гибким и непрерывным, а основной задачей надо сделать развитие коммуникации, а не набор формальных общеобразовательных знаний. Системная подготовка ребенка к самостоятельной жизни в обществе – вот что по-настоящему важно. Это поможет реальной интеграции людей с ОВЗ в социум.

Инклюзия в школе: как педагогу учить всех и не сойти с ума

Инклюзия в школе: как педагогу учить всех и не сойти с ума

Кажется, что в Европе непривычно много инвалидов. Однако это иллюзия: они просто не сидят дома, потому что в городах есть удобная инфраструктура. Такая же ситуация и в школах: на Западе все дети учатся вместе. Эксперты сходятся во мнении, что главная проблема российских школ — в подготовке учителей и специалистов по инклюзии. Вместе с директором Института проблем инклюзивного образования МГППУ Светланой Алёхиной разбираемся, как помочь преподавателям, у которых в классе есть дети с особенностями.

5 проблем инклюзивного образования в России

Светлана Алёхина, директор Института проблем инклюзивного образования МГППУ

Мы недавно опросили тысячу человек и попросили их оценить ситуацию с инклюзивным образованием. Из 10 максимальных баллов, которые можно было поставить, мы получили в среднем 3,5. Но люди уже понимают, что это сложная задача и отказаться от неё невозможно. При этом всё чаще и чаще звучат оценки, что инклюзивное образование в России — это формальный процесс. В том числе мы слышим такое от людей, отвечающих за эту задачу на государственном уровне.

Когда я вижу успешные практики, то понимаю, что в России учителя вкладывают в эту историю гораздо больше души и самих себя, чем каких-то технологий и методик. Этим мы очень отличаемся от коллег за рубежом, которые работают в более подготовленных условиях и достатке средств.

По данным Общероссийского народного фронта (ОНФ), в России живут более 2 млн детей с разными ограничениями здоровья, из них 700 тысяч — с инвалидностью. Согласно результатам опроса ОНФ и фонда «Национальные ресурсы образования», 46% родителей, чьи дети ходят в обычный детский сад или учатся в школе, признались, что устроить туда ребёнка было непросто.

Треть семей отметили, что хоть ребёнок и получал инклюзивное образование, но в школе не было необходимой среды. Ещё 16% сообщили, что руководство школы или детского сада вообще отказалось принимать их ребёнка, а ещё 2% предложили заплатить за это деньги.

Лишь чуть больше трети родителей (34%) сказали, что их ребёнок нормально учится в обычной школе и может полностью осваивать программу.

У нас, к сожалению, немало системных проблем, поэтому особенные дети учатся в обычных школах в основном благодаря профессиональному творчеству педагога. Они даже без специальных знаний и специальных средств стараются включить ребенка в класс.

Россия — очень большая страна, и инклюзия в ней тоже очень разная. В Москве, например, где она закреплена законом с 2010 года, есть огромный опыт. Накоплены и технологии, и ресурсы, и есть компетентные учителя. А если брать Дальний Восток, там всё сложнее. Педагоги не всегда могут получить дополнительное образование по инклюзии, дистанционно не всему можно научить, а ехать не близко.

Ключевых системных проблем в инклюзивном образовании сегодня, на мой взгляд, пять:

  • компетенция учителя,
  • неподготовленность среды,
  • неумелая работа школы с родителями,
  • нехватка денег,
  • недостаточная работа СМИ.

Я думаю, что мы могли бы пойти по примеру Италии и Финляндии или других зарубежных стран, которые переучили всех учителей, чтобы ввести инклюзию. Но в России для подобного нужны очень серьезные средства. Сегодня мы смогли рассказать про инклюзию только около 2% педагогов.

Изменения вызывают страх

Проблема с учителями — сложная и многослойная. С одной стороны, это профессиональный аспект. С другой стороны — это простой человек, который получает задачу, к которой он не готов. Ему не хватает знаний, подготовки, его просто не учили работать с особыми детьми. При этом сегодня любой ребёнок с инвалидностью имеет право прийти в обычную школу по месту своего проживания, поэтому учителя можно понять — он не знает этого ребёнка.

Кроме того, на фоне профессиональной неуверенности и нехватки знаний у педагога возникает вопрос: «А почему я вообще должен учить детей с особенностями?» Или: «Если я делаю работу, к которой я не готов, то как это отразится на качестве моего труда?» Учителя очень неравнодушны к своим результатам, и ещё им интересно, что они за это получат. Здесь возникает вопрос мотивации не только внутренней, но и внешней — финансовой.

Нужно решать региональные вопросы с финансированием, чтобы в классе, где есть два-три особых ребёнка, учитель мог получать доплату. Нужен школьный совет, который будет помогать учителю. Иначе будет профанация инклюзии. Формальная инклюзия потому и происходит, что физически ребенок находится в классе, но он никак не включен в совместную деятельность, не участвует на уроке, просто не учится. Такое образование не инклюзивно.

Если в школе нет психолога, логопеда или тьютора, учитель остается в одиночестве. Возникает страх

Что делать? Как учить? Эти вопросы запускают перестройку педагога, что уже давно доказали норвежские коллеги. И учитель либо сдаётся, либо начинает учиться.

Раньше учителя часто просто уходили из школы. Сейчас это уже не выход. Нужно понять, что если ты хочешь оставаться в профессии, то нужно учиться работать с особыми детьми. Нужно общаться с родителями и понимать, какой подход нужен ребенку.

Надо выходить из класса и делать инклюзивной всю школу. Конечно же, это изменение начинается не с учителя, а с директора школы

Педагог проходит профессиональное испытание, он учится новому. И понятно, что вопрос не только в надбавке к зарплате, это не только новые знания, но и приобретение новых нравственных ценностей, новых профессиональных целей.

Учитель — основной человек, который делает наше образование либо включающим, либо исключающим, потому что инклюзивное образование — это задача не политическая, а прежде всего педагогическая. От педагога зависит многое, от эмоционального настроя до его знаний. Сегодня учителя готовят к инклюзии, к построению инклюзивного урока многие организации: институты развития образования, институты повышения квалификации, общественные организации. У нашего института только 12 программ повышения квалификации.

Мы рассматриваем готовность учителя как три ключевых слагаемых:

  • знать о том, что это за ребёнок,
  • принимать такого ребёнка эмоционально и нравственно,
  • уметь взаимодействовать с ребёнком и выстраивать его взаимодействие с другими детьми.

Каждый пятый родитель недоволен

Ещё одна серьёзная проблема — это неподготовленность среды. Мы не можем изменить школу в соответствии с современными стандартами, потому что на это нет ресурсов. Третий момент связан с тем, как мы работаем с родителями.

Каждый пятый родитель недоволен ситуацией с включением его ребёнка в образовательный процесс

Они выбирают (и по закону имеют на это право) траекторию образования, но для того, чтобы включать ребенка в процесс, нужен союз родителей и школы, постоянный диалог и контакт. Вместо этого часто появляется конфликтность, что и мешает работе. Также не менее важно умение школы работать с родителями и разделять с ними ответственность за включение особенных детей в процесс образования. Разрыв между школой и родителями, недоверие в отношениях серьезно резонируют в инклюзивной практике.

Кроме того, мешает нехватка денег. Есть яркая региональная специфика в вопросе экономики инклюзии. В одном регионе власти поддерживают включение особых детей в обычные школы и школа может выполнить все свои гарантии. А в другом регионе руководство решило по-другому. Тогда школа беспомощна, потому что у неё нет денег, чтобы создать нужные условия.

Читать еще:  Дистанционное обучение на младшего ветеринарного фельдшера

Ещё я бы отдельно выделила важную проблему — это работа средств массовой информации с нашим сознанием. Законодательное право выбора — какую школу выбрать — принадлежит родителям, а родители — это люди, которые пользуются доступными им информационными источниками. Чтобы сделать выбор, они читают интернет, смотрят телевизор.

Журналисты сегодня мало и и не всегда правильно рассказывают про инклюзивную школу. Инклюзию чаще критикуют, нежели говорят о том, как и чем она важна. Инклюзия — это история не про инвалидов, а про всех нас.

Один за всех, и все за одного: советы учителям и директорам

Инклюзивным урок становится тогда, когда учитель умеет организовать совместную деятельность учеников, дать всем задачи и видеть каждого. Ещё важно, чтобы учитель понимал, что такое развитие, а не только знал предметный материал. В школе мы не только передаем знания, но и учим ребёнка относиться с себе, к другим и к миру.

У директора тоже много задач: сделать пространство школы мобильным, гибким и вариативным, адаптировать программы обучения. Для успешной инклюзии нужны специалисты сопровождающего профиля: психологи, дефектологи, логопеды, тьюторы, — люди, которые разбираются в коррекции и знают особенности развития ребенка с инвалидностью, могут составить программу психологической поддержки и помочь учителю найти правильный подход к обучению особого ученика.

По результатам исследований мы видим, что около 70% педагогов, которые учат детей с особенностями, нуждаются в поддержке специалистов. В каждой школе учителям важно обсуждать детей с особенностями, обмениваться опытом, учиться друг у друга. Хорошим местом для обсуждения стратегии включения становится школьный консилиум. Также это профессиональное сотрудничество должно быть и на уроке.

Технология соучительства предполагает, что на уроке не один учитель, а несколько

Все они работают на то, чтобы дети, которые требуют внимания, получали поддержку прямо на уроке. Практика строится на взаимодействии учителя и психолога, учителя и тьютора, иногда в классе еще работает дефектолог или логопед.

Раньше педагоги-психологи работали в отдельных кабинетах. Они забирали детей с уроков на отдельные коррекционные или тренинговые занятия. Сейчас мы приходим к тому, что эти специалисты должны быть включены в учебный процесс. Соединение обучения и поддержки — это технологическое решение, которое обеспечивает включение и даёт универсальный дизайн обычного урока.

Если учитель всё-таки оказывается один на один с классом, где есть особенный ребёнок, то ему нужно повышать свою квалификацию с точки зрения индивидуальных особенностей детей, а также уметь организовать совместную деятельность, владеть навыками адаптации материала и уметь организовать разные формы. Тогда сам учитель становится универсальным!

Если в школе нет специалистов, руководство может заключить договор с коррекционной школой или с центром сопровождения, который находится на этой территории. В школу привлекают нужных специалистов, которые могут помочь учителю с обучением особых детей в обычных классах. Сетевая форма, которая сейчас закреплена законодательно, — это очень хороший инструмент, чтобы школа не только стала открытой, но и привлекла к себе необходимые ресурсы, в том числе и кадровые.

Зачем вообще коррекционные школы, если есть программа инклюзии?

Для развития инклюзии важно сохранить коррекционные школы. Тем самым мы даём родителям выбор. Во многих странах инклюзия развивается точно так же. Например, во Франции или в Германии система очень похожа на нашу.

Россия — очень большая страна, и мы не можем поступить как маленькие страны типа Италии или Финляндии и закрыть все коррекционные школы сразу. Нам нужно больше времени на изменения.

Как организовать инклюзивное обучение в школе

Елена Кутепова- кандидат педагогических наук, заместитель директора Института проблем инклюзивного образования Московского государственного психолого-педагогического университета

Виктория Ярцева- юрист-редактор справочной системы «Образование»

Чтобы организовать совместное обучение детей с ОВЗ и нормально развивающихся детей, обеспечьте доступную среду в школе, укомплектуйте штат специалистами, разработайте образовательную программу и создайте атмосферу психологической безопасности. Для каждого нового ребенка с ОВЗ эти действия надо будет совершать заново, если ребенок относится к категории детей с ОВЗ, для которой школа еще не адаптирована.

В какой форме организовать обучение

Инклюзивное обучение детей с ОВЗ можно организовать двумя путями: открыть специальные классы для учащихся с ОВЗ одной категории или комплектовать классы совместного обучения детей с ОВЗ и нормально развивающихся учащихся.

Практика показывает, что чем чаще и больше дети с ОВЗ контактируют с нормально развивающимися детьми, тем быстрее особенные дети адаптируются к образовательной среде и показывают лучшие результаты. В какой форме будут обучаться дети с ОВЗ, должны решить их родители.

Совет: чтобы организовать инклюзивное обучение в школе, используйте методические рекомендации, которые направило Минобрнауки письмом от 11.03.2016 № ВК-452/07.

Как обеспечить доступную среду в школе

Чтобы дети с ОВЗ могли обучаться в школе, адаптируйте территорию, здание и оборудование школы к возможностям таких детей. Комиссия, которая проводит оценку образовательной организации для паспорта доступности, определяет степень сформированности доступной среды. Комиссия также определяет, что еще надо сделать школе, чтобы адаптировать образовательную среду для детей с инвалидностью и ОВЗ.

Для каждого ребенка создайте условия, чтобы он физически имел доступ к образовательному процессу. Например, для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата могут понадобиться пандус, направляющие поручни в коридорах и специально оборудованная сантехкабина. Для детей с нарушением зрения выделите контрастным цветом (желтым или белым) верхние и нижние ступени лестниц, разместите рельефные обозначения на поручнях, прикрепите желтый круг или квадрат на двери.

Каких специалистов принять на работу

Чтобы организовать инклюзивное обучение, проверьте, все ли необходимые специалисты есть в школе. Для инклюзии нужны: учителя, учителя-дефектологи, учителя-логопеды, педагоги-психологи, социальные педагоги, тьюторы, координаторы по инклюзии. Специалистов можно принять в штат и заключить с ними трудовой договор или оформить их по гражданско-правовому договору.

Перечень специалистов и их количество определите с учетом количества детей с ОВЗ и рекомендаций ПМПК. Учитывайте также примерные штатные единицы, которые утвердило Минобрнауки в приказе от 30.08.2013 № 1015.

Расчет количества специалистов

На какое количество учащихся с ОВЗ ввести штатную единицу

Учитель-дефектолог (олигофренопедагог, сурдопедагог, тифлопедагог)

Тьютор или ассистент, помощник

Чтобы подготовить учителей к работе с особенными детьми, направьте педагогов на курсы повышения квалификации. Иначе педагоги не будут знать, как себя вести с детьми с особыми образовательными потребностями, и могут создать ситуации недопонимания и стресса для учащихся с ОВЗ. Раздайте учителям памятки по работе с ребенком с ОВЗ, чтобы педагоги использовали их в качестве кратного конспекта-напоминалки.

Назначьте одного или несколько координаторов по инклюзии. Они нужны, чтобы обеспечивать взаимодействие всех участников инклюзивного образовательного процесса – родителей, учителей, учащихся, администрации.

Координатором по инклюзии назначьте такого работника, который обладает управленческими навыками, имеет высшее педагогическое образование, знает основы специальной психологии и дефектологии или коррекционной педагогики, имеет опыт практической педагогической деятельности, умеет работать с нормативной документацией и обладает высокой личностной и коммуникативной культурой. Например, координатором может быть заместитель руководителя или руководитель психолого-педагогического консилиума, если он есть в образовательной организации.

Координатора назначьте приказом и заключите с ним дополнительное соглашение к трудовому договору на расширение зон обслуживания или совмещение должностей. Поручите координатору по инклюзии:

  • планировать, организовывать, реализовывать и мониторить специальные условия образования для каждого учащегося с ОВЗ в школе;
  • организовывать условия для инновационной деятельности специалистов в рамках инклюзии;
  • развивать взаимодействие с профессиональным сообществом по вопросам инклюзивного обучения детей;
  • координировать взаимодействие между специалистами инклюзивного обучения школы;
  • регулировать взаимоотношения между всеми участниками инклюзии, предупреждать и разрешать конфликтные ситуации.

Чтобы работа специалистов инклюзивного обучения была эффективной, организуйте для них повышение квалификации и участие в мероприятиях по обмену опытом – конференциях, круглых столах, форумах, посвященных инклюзивному обучению детей.

По каким программам обучать

Вид и вариант АООП определяет ПМПК в заключении, которое выдает ребенку с ОВЗ. Например, в заключении может быть указано, что ребенка надо учить по АООП начального общего образования обучающихся с тяжелыми нарушениями речи, вариант 2, или по АООП образования обучающихся с умственной отсталостью, вариант 1.

Для детей с ОВЗ одной категории, например детей с глухотой, которые обучаются в отдельном классе, разработайте адаптированную основную образовательную программу (АООП) на каждый уровень образования – начальный, основной и средний.

Для учащихся с умственной отсталостью АОП разработайте в соответствии с ФГОС образования у/о. Также можно взять за основу примерные учебные планы 2002 года, которые утвердило Минобрнауки приказом от 10.04.2002 № 29/2065-п, и использовать рекомендации письма Минобрнауки от 11.08.2016 № ВК-1788/07. Поскольку состояние учащегося с ОВЗ и его возможности к обучению меняются в течение года, то разработайте АОП на учебный год и корректируйте ее в процессе обучения.

Если ребенок с ОВЗ учится в классе совместного обучения, то образовательные программы разработайте в соответствии с требованиями стандартов, которые зависят от того, когда ребенок пошел в школу.

Если ребенок с ОВЗ пошел в школу с 2016 года, разработайте вариант АООП начального общего образования в соответствии с требованиями ФГОС НОО ОВЗ на весь уровень образования и адаптированную образовательную программу (АОП), учитывающую его психофизические особенности, − на год. Для учащихся с умственной отсталостью разработайте вариант АООП в соответствии с ФГОС образования у/о на весь уровень образования и АОП на год. Примерные АООП для разных категорий обучающихся с ОВЗ можно посмотреть в Реестре примерных основных общеобразовательных программ.

Если ребенок с ОВЗ пошел в школу до 2016 года, разработайте АОП на основе требований действующих ФГОС начального, основного или среднего общего образования.

Когда составляете АООП и АОП, учтите, что учебную нагрузку для обучающихся с ОВЗ определяют требования ФГОС для детей с ОВЗ и раздел VIII СанПиН 2.4.2.3286-15, утвержденных постановлением главного санитарного врача от 10.07.2015 № 26. Учебная нагрузка должна включать урочную и внеурочную деятельность и реабилитационно-коррекционные мероприятия, которые проводят во время внеурочной или урочной деятельности.

Совет: чтобы составить АОП для учащегося с ОВЗ, сначала соберите и проанализируйте информацию о ребенке

Как создать атмосферу психологической безопасности

Чтобы инклюзия была успешной, надо учитывать особенности восприятия окружающего мира детьми с ОВЗ. Они обладают сниженными адаптационными возможностями. Чтобы помочь им освоиться в учебной среде, поручите специалистам вовлекать учащихся с ОВЗ в групповые виды деятельности с одноклассниками.

Чтобы адаптация ребенка с ОВЗ прошла успешно, проводите интерактивные уроки в инклюзивных классах, используйте методы арт-терапии, сказкотерапии, сюжетно-ролевые игры – они помогут сформировать толерантное отношение к окружающим, разовьют коммуникативные умения.

Пример, как познакомить школьников с разными сторонами жизни слепых и слабовидящих людей

Классы комплектуйте в соответствии с требованиями, СанПиН 2.4.2.3286-15, утвержденных постановлением главного санитарного врача от 10.07.2015 № 26. Смотрите в таблице пример наполнения классов с учащимися, которые осваивают программы, схожие по итоговым достижениям и срокам обучения с программами для обычных учеников.

Как комплектовать классы с учащимися с ОВЗ

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector